home
 

Уреаза Helicobacter pylori: введение в патогенез и патобиохимию гастрита

Материалы VIII тематической сессии Российской группы по изучению Helicobacter pylori, 18 мая 1999 г., Уфа

А.А. Нижевич, Р.Ш. Хасанов, Республиканская детская клиническая больница, г. Уфа

Уреаза Helicobacter pylori (мочевинная амидогидролаза, ЕС 3.5.1.5) представляет собой важнейший энзим микроорганизма, определяющий основные звенья патогенеза острых и хронических гастритов типа В. В настоящее время установлено, что свыше 5% всех клеточных белков Н.pylori приходится на долю уреазы, что свидетельствует о «чрезвычайном» уровне продукции данного энзима (1). Продукция уреазы является маркером многих микроорганизмов (в частности, Proteus mirabilis, Morganella morganii, Providencia rettgeri, Providencia stuartii, Klebsiella pneumoniae, Klebsiella oxytoca, Proteus vulgaris и др.), но H.pylori превосходит их по интенсивности экспрессии фермента в 2-10 раз (2, 3). Свойства этого фермента настолько уникальны, что на них следует остановиться отдельно.

Биохимическая характеристика.

Уреаза Н.pylori представляет собой мультимерный энзим с молекулярной массой 380,000±30,000 дальтон (4). Нативный протеин образован 2-мя структуральными субъединицами Ure A (26,5 Килодальтон) и Ure В (60,3 Килодальтон) и 5-ю добавочными протеинами: Ure I, Ure E, Ure F, Ure G, Ure H. Эти добавочные протеины содержат ион никеля Ni2+, присутствие которого необходимо для оптимальной количественной активности активного центра апофермента (5). По-видимому, эти полипептиды образуют комплексы с апоэнзимом в процессе формирования каталитической активности фермента. Роль протеина Ure I, присутствие которого существенно не влияет на активность уреазы, не ясна (6). Важность иона Ni2+ для Н.pylori столь велика, что в процессе эволюции был сформирован специальный механизм, опосредующий транспорт ионов никеля внутрь бактериальной клетки с помощью специального транспортного мембранного протеина Nix А с молекулярной массой 34 килодальтона (7). Формирование активного центра обязательно требует 2-х ионов Ni2+. Активный центр энзима локализован в Ure В субъединице, а сам фермент состоит из 6-ти идентичных копий каждой из субъединиц в эквимолярном количестве (как Ure А, так и Ure В) (5). Фермент обладает абсолютной специфичностью в отношении одного единственного субстрата -мочевины, которую он расщепляет гидролитическим путем до аммиака и угольной кислоты. Аффинность энзима и субстрата у Н.pylori в десятки раз выше, чем у других бактериальных патогенов (2, 3). Константа Михаэлиса (Km) фермента равна 0,3±0,1 тМ мочевины (в среднем 0,17 тМ) (1, 4), причем Km абсолютно адекватна физиологическим концентрациям мочевины в желудочном содержимом (3, 8). Изоэлектрическая точка фермента равна 5,99+0,03 мм (3, 4). Оптимум рН равен 8,2, а оптимум температуры соответствует 370С (однако и при t=180C фермент проявляет достаточно высокую активность, как в некоторых случаях и при t=430C) (2, 3). Чрезвычайно интересно также и то, что уреаза при определенных условиях обладает свойством как конститутивного, так и индуцибельного фермента (9). Фермент локализован преимущественно в цитозоле, однако уреаза может быть экспрессирована на поверхности бактериальной клетки (10). Связь уреазы с поверхностью бактериальной клетки стабилизируется двухвалентными катионами Са2+ и Mg2+, в то время как другие катионы могут ингибировать активность уреазы (11). Уреаза принимает участие в формировании практически всех стадий патогенеза хеликобактериоза, начиная от процесса первичной колонизации слизистой оболочки желудка вплоть до формирования преканцероза желудка у пациентов с хронической хеликобактерной инфекцией.

Уреаза как фактор колонизации желудка Н. pylori.

Helicobacter pylori, подобно большинству микроорганизмов, не обладает толерантностью в отношении низких величин рН, в то время как рН среды в желудке за счет присутствия больших количеств НСl, как правило, меньше (2). Для того, чтобы выжить и колонизировать слизистую оболочку желудка, микроорганизмы вынуждены преодолевать защитный барьер желудочного сока с помощью специального эволюционного механизма, ассоциированного с деятельностью микробной уреазы.

Таким образом, в физиологических условиях постоянно поступающая путем транссудации из плазмы крови мочевина желудочного содержимого гидролитически расщепляется уреазой Н.pylori до NНз и угольной кислоты с последующим образованием гидроксида аммония и НСО3-аниона. Гидролиз мочевины завершается образованием щелочных продуктов, что приводит к алкалинизации и локальному повышению рН и соответственно - к защите микроорганизма при помощи перифокального «аммиачного облака», нейтрализующего НС1 желудочного содержимого (13-15). Этот тезис подтверждается многочисленными экспериментами на лабораторных животных (16, 17). Используя мутантные уреазо-негативные штаммы H.pylori, исследователи не смогли добиться колонизации желудка лабораторных животных, в то время как уреазо-позитивные штаммы обладали высокой контаминирующей способностью. Использование специфических ингибиторов уреазы (ацетогидроксамовая кислота, флюорофенамид) также полностью предотвращало контаминацию желудка лабораторных моделей хеликобактериями (18, 19). Уреаза с поверхности бактериальной клетки высвобождается не путем аутолиза (т.е. гибели самой бактериальной клетки), а при помощи селективного секреторного до настоящего времени детально не расшифрованного механизма (20). Роль этой фракции уреазы H.pylori в процессе заселения эпителия желудка состоит в нейтрализации кислотной агрессии микроокружения бактерии. Внутриклеточная уреаза H.pylori, наряду с регуляцией наружного рН вокруг клеточной стенки, стимулирует синтез протеинов в кислой среде желудочного содержимого, обеспечивая таким образом выживание и процесс размножения микроорганизма (21). Последняя, гидролизуя мочевину в микроокружении (в перицеллюлярном пространстве, а может быть, и интрацеллюлярном) нейтрализует пенетрацию Н+ ионов сквозь клеточную стенку бактерии, поддерживая внутриклеточный потенциал рН на уровне, необходимом для жизнедеятельности бактерий (14).

Уреаза как регулятор азотистого баланса Н. pylori.

Синтез белка Н.pylori требует присутствия постоянного источника азота, без которого жизнедеятельность бактерий попросту невозможна. Уреаза Н.pylori, являющаяся поставщиком большого количества аммиака, обеспечивает микроорганизмы азотом. Эта реакция катализируется другим ферментом микроорганизма глютаминсинтетазой. Благодаря этим процессам NH3 инкорпорируется в аминокислоты, а затем превращается в белок (за счет реакции аммиака с глютаматом с образованием глютамина). Возможно, что эволюционно обусловленная ключевая роль уреазы связана именно с обменно-метаболическими процессами, ассоциированными с азотом мочевины (23).

Наряду с обеспечением выживания Н.pylori и колонизации желудка, продукты жизнедеятельности уреазы обладают прямым воздействием на эпителиальные тканевые структуры хозяина.

Уреаза и ее продукты как токсиканты и факторы агрессии.

В настоящее время доказано, что между просветом желудка и поверхностью клеток покровно-ямочного эпителия существует градиент рН, реализующийся в слое слизи и обусловленный секрецией бикарбонатов в эпителиоцитах слизистой оболочки желудка, которая обеспечивает на поверхности клеток оптимальный рН. Именно этот градиент препятствует повреждению клеток ионами Н+, поскольку слизистый гель замедляет скорость обратной диффузии ионов водорода и за это время бикарбонат ион успевает нейтрализовать Н+-ионы, формируя так называемый «слизисто-бикарбонатный барьер» (23, 24). Базальная секреция бикарбонатов составляет 5-10% от скорости секреции НСl и возрастает при снижении рН. Гликопротеиновые компоненты слизи, формирующие защитный барьер слизистой облочки желудка, представляют собой высокомолекулярные гликопротеиновые комплексы (молекулярный вес 2х106), «сшитые» протеиновыми мостиками, которые, в свою очередь, инкорпорированы с липидами в очень большие сферические мицеллы (25, 26), которые образуют непрерывный слой, резистентный к протеолизу и защищают эпителий желудка от действия пептических факторов. Сульфидные связи между субъединицами слизистого покрытия разрушаются пепсином желудочного содержимого до гликопротеиновых мономеров или растворимой слизи, не способной к образованию геля. В связи с этим постоянная секреция слизь-продуцирующих клеток антрума восполняет расход геля с поверхности. Существенную роль играет тот факт, что она покрыта гидрофобными фосфолипидами (24). Пристеночный защитный слой содержит также мочевину. Мочевина поступает в пристеночный слой желудочного содержимого путем транссудации из плазмы крови, концентрируясь вблизи межклеточных промежутков (25, 27). На первоначальном этапе колонизации Н.pylori, наряду с преодолением барьерных функций кислоты желудочного сока, вынужден для достижения адгезии к эпителиоцитам преодолевать и слизисто-бикарбонатный барьер желудка. В своих работах (26) группа авторов из Великобритании указала на то, что пропорция гликопротеинов с высоким молекулярным весом в стабильных структурах слизи была значительно снижена у больных с язвенной болезнью желудка на фоне хронического гастрита, связанного с Н.pylori, что позволило им рассматривать эти структурные изменения как этиологический фактор язвенной болезни. А ввиду того, что корреляция между выработкой пепсина (а также НС1 и рефлюксом желчи) и этими изменениями отсутствовала, ученые сделали вывод о том, что этот феномен связан либо с дефектом биосинтеза, либо с разрушением слизистого барьера. R.L. Sidebotham et al. (25) высказали предположение о том, что муколитический эффект мог быть обусловлен карбонатом аммония, сформированным за счет гидролиза мочевины, инкорпорированной в элюанте при фракционировании фильтрата Н.pylori. Экспериментальное исследование уреазы бобов jack bean в присутствии мочевины полностью подтвердило это предположение. Авторы выделили высокомолекулярные протеины желудочной слизи из содержимого желудка здоровых волонтеров и установили, что эти структуры подверглись значительному разрушению при инкубации с фильтратом Н.pylori с выраженной уреазной активностью в присутствии мочевины с образованием фрагментов с молекулярным весом 2х106. Более того, авторам удалось доказать, что утрата желудочным муцином высокомолекулярных частиц гликопротеина является результатом дестабилизирующего воздействия карбонат-бикарбонатного буфера, генерируемого на поверхности слизистой оболочки в тот момент, когда уреаза гидролизует мочевину транссудированную в желудок из плазмы крови. Таким образом, авторы описывают 2 основных механизма, по их мнению, снижающих барьерную функцию слизи желудка: 1) ускорение жизненного цикла и «оборота» (turnover) эпителиальных клеток в присутствии Н.pylori, вследствие чего эпителиоцитам «просто не хватает времени» для биосинтеза слизи; 2) высокомолекулярные структуры «демонтируются» образованием аммониино-карбонатного буфера вследствие уреазного гидролиза, и истощенная отсутствием высокомолекулярных структур слизь теряет свои гидрофобные свойства и обладает меньшей гидрофобной площадью связей, обусловленных липидами, и таким образом теряет свою прочность и вязкие свойства. Значительную роль в формировании этого патофизиологического феномена некоторые авторы придают способности аммиака, генерированного уреазой Н.pylori, разрушать фосфолипидный монослой в защитном слизистом геле и т.о. истощать гидрофобный барьер слизистой оболочки желудка (28, 29). Японские исследователи продемонстрировали опосредованное NH3 истощение интрацеллюлярного муцина в антральном отделе желудка (30).

Уреаза Н.pylori гидролизует до 85% мочевины, транссудированной в желудочное содержимое (31). Сам по себе NH3 способен оказать разрушающий эффект на межклеточные соединения эпителия слизистой оболочки желудка (3).

Накапливаясь в инфицированной слизи в области межклеточных соединений аммиак разрушает физиологический микроклимат пристеночного слизистого барьера, поддерживающего в норме высокий и вариабельный градиент рН между полостью желудка и поверхностью эпителиальных клеток. Аммиак значительно повышает рН внутри слизистой оболочки, приводя тем самым к повышению пропорций неионизированного аммиака (32). Хорошо известно, что только неионизированный аммиак способен проникать через липидные мембраны эпителиальных клеток, причем с повышением рН от 6,6 до 9,0 его проникающая способность увеличивается на 50%. Легко проникнув через мембрану клетки, неионизированный аммиак превращается в NH4+ и ОН, повышая, в свою очередь, интрацеллюлярный и митохондриальный уровень рН и повреждает таким образом митохондриальное и клеточное дыхание и соответственно энергетический метаболизм и жизнеспособность клеток (33). При постановке эксперимента потребление кислорода изолированными клетками и митохондриями ингибируется пропорционально концентрации аммиака. Интересно то, что признаки токсического воздействия аммиака на желудочный эпителий идентичны изменениям, которые ассоциированы с повышением рН среды (32). Наряду с этим, аммиак истощает альфа-кетоглутарат в цикле трикарбоновых кислот и нарушает синтез ATOP в клетках с аэробным дыханием, приводя к нарушению функции париетальных клеток в кислотопродуцирующем участке слизистой оболочки желудка (14).

S. Hazell и A. Lee (27) выдвинули оригинальную гипотезу, согласно которой NH3 повреждает Na+/K+ АТФазу эпителия желудка, а следовательно, и систему протонного пассажа из желудочных желез в просвет желудка. Это происходит в связи с быстрым гидролизом мочевины уреазой Н.pylori в области межклеточных промежутков, что, в свою очередь, с одной стороны, увеличивает чрезслизистый приток мочевины в полость желудка по градиенту концентрации, а с другой (за счет увеличения рН) - создает поток Na+ в полость желудка, а Н+ ионов вглубь слизистой, формируя феномен их обратной диффузии и деструкцию слизистой оболочки желудка. Кроме того, по мнению других исследователей, защелачивание поверхности слизистой оболочки желудка за счет NH4+ ионов приводит к конкуренции между ними и Н+ ионами за катионный обмен с ионами Na+ и ослабляет «чистый» поток протонов, редуцируя Na+/H+ обмен в слизи желудка (39). Та же группа авторов подтвердила наличие феномена обратной диффузии ионов водорода (кислоты) из полости желудка к эпителию СОЖ при хеликобактерной инфекции и обосновала ещё один механизм этого явления нейтрализацией в слизи Н+ ионов ионами гидроксила, также представляющими собой результат интрагастрального гидролиза мочевины (32). Эти данные получили поддержку других ученых, связавших феномен обратной диффузии с накоплением в слое слизи NН3 и НСО3 анионов (40).

Экспериментально было установлено, что супернатанты культур Н.pylori в присутствии мочевины вызывают лизис культур клеток линии Vero, причем раствор аммиака в концентрации 1,35 ммоль/л и выше вызывал идентичные клеточные изменения (34). Авторы также установили, что даже при физиологических значениях рН раствор аммиака в концентрации 2,7 ммоль/л способен вызывать отчетливые цитопатические эффекты. Xu et al. (8) провели подобную серию экспериментов с супернатантом культур Н.pylori и клетками Vero, однако авторы моделировали в системе концентрации мочевины соответствующие физиологическим концентрациям в желудке человека. Клетки через 24 часа подверглись интрацеллюлярной вакуолизации, однако введение ингибитора уреазы (ацетогидроксамовая кислота) редуцировало цитотоксический эффект в 75% случаев. К таким же результатам привели эксперименты с живыми культурами Н.pylori и клетками линий CRL 1739 и НЕР2 (35, 36).

Наряду с вакуолизацией, аммиак индуцирует в клетках слизистой оболочки желудка в эксперименте стаз в микроциркуляторном русле дезинтеграцию клеток поверхностного эпителия и их некроз (37), а в сочетании с ишемией -тяжелые геморрагические повреждения и ульцерогенный эффект (38). Клинические исследования при Н.pylori -- ассоциированном хроническом гастрите подтвердили результаты экспериментальных работ и продемонстрировали идентичные изменения в сосудистом русле слизистой оболочки желудка (36).

Некоторые авторы (41, 42) для объяснения вакуолизации культур клеток вследствие цитотоксического эффекта супернатантов Н.pylori высказывают мнение о том, что белковый цитотоксин Н.pylori индуцирует внутриклеточную вакуолизацию и что вакуолизированные клетки становятся более чувствительными к киллингу вызванному NH3, который потенцирует эффект цитотоксина. Возможно также, что штаммы не способные к продукции цитотоксина проявляют цитотоксические свойства опосредованные продукцией NH3.

Уреазная активность Н.pylori может быть также ответственна за повреждения слизистой оболочки желудка вследствие взаимодействия с иммунной системой.

Уреаза Н.pylori и ее роль в патогенезе повреждений слизистой оболочки, потенцируемых иммунной системой.

A. Morris et al. (43) установили, что уреазная активность имеет высокую степень корреляции с гистологическими признаками хронического гастрита. Позднее A. Triebling et al. (44) подтвердили факт корреляции между гистологической выраженностью хронического гастрита у взрослых и уровнем активности уреазы Н.pylori, отметив у больных интенсивную нейтрофильную инфильтрацию слизистой оболочки желудка.

Точка зрения о существовании корреляции между нейтрофильной инфильтрацией слизистой оболочки желудка и уреазной активностью вызвала большие разногласия, так как некоторые исследователи не смогли установить связь между активностью гастрита и уреазной активностью хеликобактеров (45). Вопрос оставался открытым до 1991 года, когда ученым удалось продемонстрировать ещё один патобиохимический механизм формирования хронического гастрита на фоне пилорического хеликобактериоза (46). Выяснилось, что хронический «активный» гастрит, характеризующий максимальную степень тяжести воспаления слизистой оболочки при хеликобактериозе и проявляющийся нейтрофильной инфильтрацией, является результатом биохимической реакции между хлорноватистой кислотой (оксидант, продуцируемый миелопероксидазой из фагосом нейтрофилов) и аммиаком с образованием монохлорамина NH2Cl (продукт взаимодействия NH3 и хлорноватистой кислоты) и гидроксиламина NH2OH, являющихся сильнейшими цитотоксическими факторами, повреждающими ткань желудка (47, 48). Цитотоксическая активность возможных метаболитов этого процесса, построенная в порядке убывания, была следующей: монохлорамин>натрия гипохлорит>аммония хлорид (49). Цитотоксичность монохлорамина определяется его высокой липофильностью и низким молекулярным весом (50).

3 способен также индуцировать генерацию супероксиданиона и синглетных кислородных радикалов нейтрофилами («кислородный взрыв») и может способствовать этим возникновению острого гастрита (51).

Уреаза сама по себе способна выступать в роли активатора клеток моноцитарно-макрофагального ряда, используя механизм, независимый от липополисахаридов Н.pylori (52). Наряду с этим, уреаза Н.pylori может выступать в качестве хемотаксического фактора для моноцитов и нейтрофилов (53). В последние годы было установлено, что уреаза играет роль модулятора иммунных воспалительных реакций при пилорическом хеликобактериозе. Так, уреаза Н.pylori индуцирует экспрессию на поверхности моноцитов рецептора интерлейкина 2 и экспрессию интерлейкина 8 и фактора некроза опухолей (54).

Данные, полученные в нашей клинике, подтвердили связь между уреазной активностью Н.pylori и воспалительными изменениями в слизистой оболочке желудка у детей, инфицированных хеликобактериями (55, 56). Согласно результатам наших исследований, концентрации метаболитов уреазного гидролиза (в частности NH3) коррелируют с тяжестью желудочного воспаления.

В то же время уреаза Н.pylori оказывает прямой токсический эффект на полиморфно-ядерные нейтрофилы, снижая их функциональную активность и способствуя размножению Н.pylori (50). Этот эффект опосредуется аммиаком, ингибирующим дегрануляцию нейтрофилов, уменьшающим величину актина цитоскелета, увеличивающим деполимеризацию актина и блокирующим слияние фагосом и лизосом.

Подводя итог всему вышесказанному, очевидно, что уреаза Н.pylori является фактором, обеспечивающим колонизацию желудка и выживание бактерий в организме хозяина. Наряду с этим, продукты метаболизма гидролитических реакций, ассоциированных с уреазой, вызывают тяжелые повреждения слизистой оболочки желудка у пациентов с хеликобактериозом. Длительная персистенция возбудителя вызывает, наряду с воспалением, формирование преканцерозных изменений.

Уреаза Н.pylori и желудочный канцерогенез.

Накопление больших количеств аммиака в слизистой оболочке антрального отдела способствует развитию атрофических процессов. Обычно появлению атрофических изменений в слизистой оболочке желудка предшествует ускорение эпителиальной клеточной миграции. В эксперименте была показана этиологическая роль аммиака в ускорении клеточной эпителиальной миграции и атрофии, слизистой желудка у лабораторных животных (57). В патогенетической модели канцерогенеза, разработанной Р.Соrrеа, мультифокальный атрофический гастрит рассматривается как потенциально преканцерозное состояние. В случае сочетанного воздействия пищевых нитрозаминов (являющихся наиболее мощными индукторами канцерогенеза) и аммиака у лабораторных животных происходит значительное ускорение клеточной пролиферации с постепенным формированием низкодифференцированных аденокарцином (58,59). В то же время было бы трудно представить, чтобы все многообразие патогенетических факторов онкогенеза сводилось к простому механическому воздействию аммиака, без учета роли генетических и других факторов. Это тем более очевидно, поскольку далеко не все пациенты инфицированные Н.pylori, заболевают раком желудка. Однако сбрасывать со счетов роль уреазы как потенциального промотора преканцерозных изменений слизистой оболочки преждевременно.

Роль уреазы Н.pylori на сегодняшний день только начинает изучаться и, несмотря на довольно значительное количество публикаций, она еще до конца не расшифрована. Дальнейшие углубленные исследования в этой области будут весьма желательны для окончательного прояснения механизмов возникновения хронического гастрита, ассоциированного с Н.pylori, особенно в детском возрасте.

ЛИТЕРАТУРА:
1. Нu LT, Моblеу HLT. Purification and N-terminal analysis of urease from Helicobacter pylori. Infect Immun 1990; 58: 992-8.
2. Vogt K, Harm H. Urease production by Helicobacter (Campylobacter) pylori. Zbl Bakt 1991; 275: 63-72.
3. Mobley HLT, Cortesia MJ, Rosenthal LE, Jones BD. Characterization of urease from Campylobacter pylori. J Clin Microbiol 1988; 26:831-6.
4. Dunn B, Campbell GP, Perez-Perez GI, Blaser MJ. Purification and characterization of urease from Helicobacter pylori. J Biol Chem 1990; 265: 9464-9.
5. Mobley HLT, Island MD, Hausinger RP. Molecular biology of microbial ureases. Microbiol Rev 1995; 59: 451-80.
6. Cussac V, Ferrero RL, Labigne A. Expression of Helicobacter pylori urease genes in Escherichia coli grown under nitrogen-limiting conditions. J Bacteriol 1992; 174: 2466-73.
7. Fulkerson JF, Garner RM, Mobley HLT. Conserved residues and motifs in the Nix A protein of Helicobacter pylori are critical for the high affinnity transport of nickel ions. J Biol Chem 1998; 273: 235-41.
8. Xu J-K, Goodwin CS, Cooper M, Robinson J. Intracellular vacuolization caused by the urease of Helicobacter pylori. J Infect Dis 1990; 161: 1302-4.
9. Megraud F. Campylobacter pylori: enzymes. In: Campylobacter pylori and gastroduodenal disease. Oxford: Blackwell scientific publications,1990: 39-47.
10. Dunn BE, Vakil NB, Schneider BG et al. Localization of Helicobacter pylori urease and heat shock protein in human gastric biopsies. Infect Immun 1997; 65: 1181-8.
11. Perez-Perez GI, Gower CB, Blaser MJ. Effects of cations on Helicobacter pylori urease activity, release and stability. Infect Immun 1994; 62: 299-302.
12. Mobley HLT, Ни L-T, Foxall PA. Helicobacter pylori urease: properties and role in pathogenesis. Scand J Gastroenterol 1991; 26(Suppl 187): 39-46.
13. Goodwin CS, Armstrong JA, Marshall BJ. Campylobacter pyloridis, gastritis, and peptic ulcer. J Clin Pathol 1986; 39: 353-65.
14. Marshall BJ, Barrett LJ, Prakash С et al. Urea protects Helicobacter (Campylobacter) pylori from the bactericidal effect of acid. Gastroenterology 1990; 99: 697-702.
15. Clyne M, Labigne A, Drumm B. Helicobacter pylori requires an acidic environment to survive in the presence of urea. Infect Immun 1995; 63: 1669-73.
16. Eaton KA, Brooks CL, Morgan DR, Krakowka S. Essential role of urease in pathogenesis of gastritis induced by Helicobacter pylori in gnotobiotic piglets. Infect Immun 1991; 59: 2470-5.
17. Takahashi S, Igarashi H, Nakamura K, et al. Helicobacter pylori urease activity -- comparative study between urease positive and ureaso-negative strain. Jap J Clin Med 1993; 51: 3149-53.
18. Ferrero RL, Lee A. Importance of urease in acid protection for the gastric colonizing bacteria Helicobacter pylori and Helicobacter felis sp.nov. Microbiol Ecol Health Dis 1991; 4:121-34.
19. McColm AA, Bagshaw J, O"Malley CO, McLaren A. Is urease a lethal target for therapy of Helicobacter pylori? Microbiol Ecol Health Dis 1991; 4(Special issue): S145.
20. Vanet A, Labigne A. Evidence for specific secretion rather than autolysis in the release of some Helicobacter pylori proteins. Infect Immun 1998; 66: 1023-7.
21. Scott DR, Weeks D, Hong С et al. Role of internal urease in acid resistance of Helicobacter pylori. Gastroenterology 1998; 114: 58-70.
22. Ferrero RL, Hazell SL, Lee A. The urease enzymes of Campylobacter pylori and a related bacterium. J Med Microbiol 1988; 27: 33-40.
23. Григорьев П.Я, Исаков В.А. Современные представления об этиологии и патогенезе язвенной болезни // Вестник АМН СССР. 1990. - - № 3. - С. 60-64.
24. Crampton JR. Gastroduodenal mucus and bicarbonate: The defensive zone. Quart J Med 1988; 66: 269-72.
25. Sidebotham RL, Batten JJ, Karim Q.N et al. Breakdown of gastric mucus in presence of Helicobacter pylori. J Clin Pathol 1991; 44: 52-7.
26. Sidebotham RL, Baron JH. Hypothesis: Helicobacter pylori, urease, mucus and gastric ulcers. Lancet 1990; 335: 193-5.
27. Hazell SL, Lee A. Campylobacter pyloridis, urease, hydrogen ion back diffusion and gastric ulcers. Lancet 1986; 2: 15-7.
28. Lichtenberger LM. The hydrophobic barrier properties of gastrointestinal mucus. Annu Rev Physiol 1995; 57: 565-83.
29. Moran AP. Pathogenic properties of Helicobacter pylori. Scand J Gastroenterol 1997; 32: 399-400.
30. Marshall BJ, Langton SR. Urea hydrolysis in patients with Campylobacter pyloridis infection. Lancet 1986; 1: 965-6.
31. Kawano S, Tsujii M, Nagano К et al. Different effect of Helicobacter pylori on the human gastric antral and body mucosal intracellular mucin. Scand J Gastroenterol 1990; 25: 997-1003.
32. Thomsen L, Tasman-Jones C, Morris A et al. Ammonia produced by Campylobacter pylori neutralizes H+ moving through gastric mucus. Scand J Gastroenterol 1989; 24: 761-8.
33. Tsujii M, Kawano S, Tsuji S et al. Mechanism of gastric mucosal damage induced by ammonia. Gastroenterology 1992; 102: 1881-8.
34. Barer MR, Elliott TSJ, Berkeley D et al. Cytopathic effects of Campylobacter pylori urease. J Clin Pathol 1988; 41: 597.
35. Smoot DT, Mobley HLT, Chippendale GR et al. Helicobacter pylori urease activity is toxic to human gastric epithelial cells. Infect Immun 1990; 58: 1992-4.
36. Megraud F, Neman-Simha V, Brugmann D. Further evidence of the toxic effect of ammonia produced by Helicobacter pylori urease on human epithelial cells. Infect Immun 1992; 60: 1858-63.
37. Murakami M, Yoo JK, Teramura S et al. Generation of ammonia and mucosal lesion formation following hydrolysis of urea by urease in the rat stomach. J Clin Gastroenterol 1990; 12 (Suppl 1): S 104-9.
38. Saita H, Murakami M, Teramura S et al. Helicobacter pylori has an ulcerogenic action in the ischemic stomach of rats. J Clin Gastroenterol 1992; 14 (Suppl 1): S 122-6.
39. Thomsen L, Tasman-Jones C, Morris A. Na+/H+ ion-exchange property of postmortem human gastric mucus. The effect of Campylobacter pylori infection and sucralfate. Scand J Gastroenterol 1989; 24: 781-6.
40. Desai MA, Vadgama PM. Enhanced H+ diffusion by NH4+/HCO3: implications for Helicobacter pylori - associated peptic ulceration. Digestion 1993; 54: 32-9.
41. Konishi H, Ishibashi M, Morshed MG, Nakazawa T. Cytopathic effect of Helicobacter pylori on cultured mammalian cells. J Med Microbiol 1992; 37: 118-22.
42. Figura N, Armellini D, Bugnoli M, et al. Activity of omeprazole on Helicobacter pylori and relation to toxicity of strains. J Clin Pathol 1994; 47: 440-2.
43. Morris A, Maher K, Thomsen L et al. Distribution of Campylobacter pylori in the human stomach obtained at postmortem. Scand J Gastroenterol 1988; 23: 257-64.
44. Triebling AT, Korsten MA, Dlugosz JW et al. Severity of Helicobacter-induced gastric injury correlates with gastric juice ammonia. Dig Dis Sci 1991; 36: 1089-96.
45. Bornschein W, Heilmann KL, Bauernfeind A. Intragastrale ammoniakbildung bei Campylobacter pylori assoziierter gastritis. Diagnostische und pathogenische bedeutung. Med Klin 1989; 84: 329-32.
46. Hazell SL. Urease and catalase as virulence factors of Helicobacter pylori. In: Menge H, ed. Helicobacter pylori. Berlin: Springer-Verlag, 1991: 3-14.
47. Покровский В.И., Бондаренко В.М. Язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки в аспекте клеточной теории иммунитета И. И. Мечникова // Журн. микробиол. 1995. - №3. -- С. 32-6.
48. Murakami M, Asagoe К, Dekigai H et al. Products of neutrophil metabolism increase ammonia-induced gastric mucosal damage. Dig Dis Sci 1995; 40: 268-73.
49. Dekigai H, Murakami M, Kita Т et al. Mechanism of Helicobacter pylori-associated gastric mucosal injury. Dig Dis Sci 1995; 40: 1332-9.
50. Mayo K, Held M, Wadstrom T, Megraud F. Helicobacter pylori-human polymorphonuclear leucocyte interaction in the presence of ammonia. Eur J Gastroenterol Hepatol 1997; 9: 457-61.
51. Tamura K, Yamamura M, Nishigami Т et al. Effects of cytotoxic factors of Helicobacter pylori on superoxide generation in situ in the rabbit stomach. Eur J Gastroenterol Hepatol 1994; 6(Suppl 1): S 39-43.
52. Mai U, Perez-Perez GI, Wahl L et al. Soluble surface proteins from Helicobacter pylori activate monocytes/ macrophages by lipopolysaccharide-independent mechanism. J Clin Invest 1991; 87: 894-900.
53. Craig PM, Territo MC, Karnes W, Walsh JH. Helicobacter pylori secretes a chemotactic factor for monocytes and neutrophils. Gut 1992; 33: 1020-3.
54. Harris PR, Mobley HL, Perez-Perez GI et al. Helicobacter pylori urease is a potent stimulus of mononuclear phagocyte activation and inflammatory cytokine production. Gastroenterology 1996; 111: 419-25.
55. Studenikin MYa, Nijevitch AA, Mutalov AG. Consideration of Helicobacter pylori infection in childhood: immune response, endoscopic and morphological findings. Acta Paediatr Jpn 1995; 37: 551-6.
56. Nijevitch AA. Helicobacter pylori - dependent intragastric urea biodegradation in children: Diagnostic and pathogenetic importance. Acta Paediatr Jpn 1998; 40: 122-30.
57. Tsujii M, Kawano S, Tsuji S et al. Cell kinetics of mucosal atrophy in rat stomach induced by long-term administration of ammonia. Gastroenterology 1993; 104: 769-801.
58. Tsujii M, Kawano S, Tsuji S. et al. Ammonia: a possible promotor in Helicobacter pylori-related gastric carcinogenesis. Cancer Lett 1992; 65: 15-8.
59. Tsujii M, Kawano S, Tsuji S et al. Mechanism for ammonia-induced promotion of gastric carcinogenesis in rats. Carcinogenesis 1995:16:563-6.
acuvue oasys купить